«Они задыхались, как рыбы»: в ковидном госпитале из-за перебоев с кислородом скончались 13 пациентов

Городской вестник

Чиновники до последнего не хотят признаваться, что перебои действительно были

Эта трагедия произошла в Ростове-на-Дону 11 октября. Анестезиолог-реаниматолог МБУЗ «Городская больница №20» Артур Топоров заступил на то роковое дежурство в 21:00. Коллеги сразу предупредили сменщиков: перебои с кислородом.

— Кислород в системе был снижен, периодически падал до звукового сигнала. Это значит, что концентрация снизилась до 30% от нормы, — вспоминает врач начало смены.

На смене врачей было всего двое. И это на 27 коек. К слову, это превышает все допустимые нормы нагрузки на реаниматолога более, чем в 2 раза. Однако реальность такова, что сейчас большинство ковидных госпиталей работает именно в таком режиме. Кислород — основа помощи заболевшим коронавирусом.

— Бывали случаи, что давление в системе падало и раньше, но недолго. Мы раньше звонили в кислородную службу, и они сразу помогали: переставляли баллоны, переподключали, увеличивали давление. Но ситуация такова, что любое изменение концентрации смеси пагубно сказывается на состоянии больных коронавирусом, — объяснил Топоров.

Никто до конца не знает, что произошло буквально через 10 минут после начала его смены, но кислород в системе упал настолько, что врачам пришлось проводить реанимационные мероприятия.

— Пациенты впали в панику, старались получить кислород откуда-то, ловили воздух, как рыбы, когда их вытаскивают из воды… даже когда они на аппаратах. Когда это происходит один раз — это не скажется критично. Но когда это происходит 7-10 раз за час — это нам ещё повезло, что мы в тот день спасли 20 человек, — отмечает медик.

По словам Топорова, врачи и медсестры разговаривали с пациентами, просили их не впадать в панику. Стресс, сердцебиение учащается, кислорода нужно всё больше — каждая секунда в таком состоянии буквально убивала людей с поражёнными лёгкими.

ЧИТАТЬ  В Самарской области погиб пассажир квадроцикла

Всё, что оставалось медикам — это разговаривать. В тот же день среди больных на ИВЛ оказался главный врач этой же больницы Юрий Дронов. Его госпитализировали за несколько дней до этого случая, он находился в тяжёлом состоянии. Как и другие пациенты, главврач пережил кислородное голодание, но скончался спустя 2 недели — 26 октября, уже в другой больницы. Мужчина был в прекрасной физической форме, но вполне возможно, что пережитое сказалось на нём критически.

Подчинённые Дронова пытались спасти и его, разрываясь между реанимационными предприятими. Их оглушали крики больных и тревожный рёв аппаратов ИВЛ…

Известный ростовский реаниматолог Борис Розин рассказал о том, что ему позвонили его бывшие подчинённые.

— Мне позвонили и сказали, что кислорода нет. Что сначала было низкое давление, а потом вообще перестал идти кислород. Я спросил: по всей больнице? Они сказали, что да. Сказали, что через час кислород подвезут. Я ничем помочь не мог. Сказал только, чтобы делали записи в историях болезни, — рассказывает Розин.

Интересна реакция на всё это чиновников. Управление здравоохранения Ростова-на-Дону до последнего не хотело признавать инцидент.

— На этот вопрос (про подачу кислорода) мы не можем дать однозначный ответ. В ходе проверки выяснилось, что именно перебоев с подачей кислорода со стороны обслуживающей организации — не было. Была ли утечка — мы тоже сейчас не можем сказать однозначно, — отбивалась от журналистов Левицкая.

Топоров же рассказывает, что в 21:40 кислород просто исчез. Медики в этом случае приняли решение подключить так называемый «личный резерв отделения» — несколько баллонов с газом, которые «припрятал» на такой случай предусмотрительный бывший главный реаниматолог Розин, о котором мы писали чуть ранее.

ЧИТАТЬ  В Самаре повесили плакат с перечёркнутым презервативом

Только и этого мало. Резерв не был рассчитан на такую огромную потребность отделения в кислороде. Там было всего лишь 5 баллонов. Эти 5 баллонов помогли стабилизировать ситуацию всего лишь на полчаса. Но не более. Врачи надеялись, что кислородная служба исправит ситуацию, но к 22:10, когда кислород закончился, так ничего и не изменилось. Регулярную подачу возобновили только в 22:50. За это время медики констатировали смерть 5-х пациентов. Ещё 6 больных скончались во втором моногоспитале.

— Я не могу сказать, что они бы все выздоровели, но с кислородом их шансы были заметно больше, — резюмировал Топоров.

Хочется понять, в чём же причина? По словам медиков, проблем с кислородом до времён пандемии не было. Никто ни в чём не нуждался, кислородная служба работала стабильно. Однако после того, как на базе роддома той же больницы открыли второй госпиталь — стало тяжело. Спрос на смесь стал огромный. Старую же кислородную службу так никто и не увеличил, новую никто строить не стал.

На пресс-конференции чиновники в буквальном смысле гордились тем, что в медицинских картах умерших не было никаких отметок о перебоях в подаче кислорода. Но Артур Топоров утверждает: это не правда. Он лично делает эти отметки.

— В историях болезни мои коллеги и я всегда фиксировали, если были какие-либо перебои с кислородом. И у всех пациентов, которые в тот момент лежали в нашем отделении, мы с коллегой оставили дневники в историях болезни, — рассказал Топоров.

Правда коллеги врача рассказали ему, что видели у следователей истории болезни умерших. Но без дневников.

— Если дневника в истории болезни нет, то это, в принципе, объясняет позицию нашей больницы, — рассказывает Топоров. — Мои коллеги видели истории, им их показывали в Следственном комитете. Там нет никаких записей об отключении кислорода. Я подписывался в совсем других историях, когда пациенты умирали. 

ЧИТАТЬ  Ученики школы № 162 будут временно обучаться в других учреждениях

Источник: https://progorodsamara.ru/news/view/228432

Оцените статью
Samara Times - городской вестник
Добавить комментарий