Евгений Молевич: «Я — советский коммунист»

Вести региона

Нет политики без аналитики. В любую эпоху, при любом политическом строе были и есть люди, с которыми сильные мира сего советуются. И далеко не всегда они занимают официальные должности. В Самарской области без малого полвека таким «тайным советником» является профессор Молевич. 25 апреля Евгению Фомичу исполняется 90 лет. 

Философ, общественный деятель, но, прежде всего, социолог. Хотя, многие знают его как политолога. Ведь в «девяностых» и «двухтысячных» без его консультаций и публичных комментариев не обходилась ни одна выборная кампания в Самарской области.

Однако основой его аналитики всегда была социология и данные, собранные «в поле». Собственно, он один из первопроходцев социологии в Советском Союзе, где официально такой науки не было. А вот учёные были. И без учёта их исследований властные решения принимались редко. Так что нет политики без аналитики, а аналитики без социологии.

ГТРК «Самара» присоединяется к самым тёплым поздравлениям. И представляем вашему вниманию фрагмент большого мировоззренческого интервью. С юбиляром — доктором философских наук, профессором кафедры социологии и культурологи Самарского университета — побеседовал Дмитрий Пархоменко.

Евгений Молевич: "Я - советский коммунист"

— Кто вы сегодня, Евгений Фомич? Вы социолог или, может быть, естествоиспытатель, было ведь и такое в вашей истории? Может быть, Вы — политолог? Или антрополог — в широком смысле этого слова — знаток человеков? С этого вопроса часто начинается интервью с Вами, и вы не всегда одинаково отвечаете. Кто Вы сегодня?

— Если брать сегодня, то я социолог, причем того подразделения социологии, которое называется социология политики, политическая социология, но по образованию я кончал философский факультет, в Советском Союзе до 89 года социологии официально не было, она официально рассматривалась как буржуазная лженаука и до конца 60 годов я защитил кандидатскую диссертацию, докторскую диссертацию по вопросам «Философские вопросы естествознания», страшно далеко от социологии. И я сугубо советский человек, я советский коммунист. Был, есть и уйду им. Хоть на моих глазах снимали советский флаг со здания Обкома, на моих глазах ликвидировали партию, но у меня от тех времен остался не только партбилет, но и по блату, если хотите, поскольку я горкомовский работник, остался учетный лист. Я забрал его из Горкома, лежит до сих пор. Я член Коммунистической Партии Советского Союза.

— Не существующей ныне.

— Не существующей, естественно.

— Вас же несколько раз пытались исключить из партии, были гонения разнообразные. Вы какой-то, может быть, неправильный коммунист — не советский?

ЧИТАТЬ  В поселке Зубчаниновка в Самаре построят кольцевую развязку

— Вы знаете, просто я себя считал правильным коммунистом и, поскольку меня потом каждый раз восстанавливали в партии, то я оказывался прав. Видите ли, мои исключения из партии были связаны не с тем, что я антисоветской деятельностью занимался, а с тем, что я как раз правильные шаги в нарушении правильных решений сверху (смеется).

— А в какую эпоху Вам было комфортнее всего, лучше всего работалось, дышалось, думалось?

 — О, Перестройка и 90-е годы.

— Ну, как же Вы, коммунист, в 90-е годы чувствовали себя легко, когда все на Ваших глазах, во что Вы верили, разрушалось?

— А потому, что мы тогда, в эпоху Перестройки и в начале 90-х, пытались строить, лучшую форму социализма. Ну, условно говоря, китайскую, нэповскую, ленинскую форму социализма. Причем, никто не воспрещал говорить то, что ты считаешь нужным, говорить не то, что сверху спускают тебе, что ты должен говорить, и никто не мешал тебе работать в этом направлении.

— Занимались ли Вы когда-нибудь политикой? Не исследованием, не наблюдением, а непосредственно?

 — Два года, пока я был членом бюро Горкома партии.

 — В девяностые — нет?

 — Всю остальную жизнь я рвался в политику, но меня никогда не пускали, потому что я был известен тем, что меня не надо никуда пускать. Понимаете, если меня исключали из партии, то это ведь основание, которое о многом говорит.

— Но к Вашему мнению всегда прислушивались, с вам консультировались….

— Да, это так, но участвовать в политике в советские времена — это значило занимать партийные должности. До 1990 года я не был членом ни одного партийного органа, потому что все хорошо знали, что консультантом Молевича приглашать можно, но на работу брать — он тут наворотит.

— А в постсоветские времена?

— В постсоветские времена… Ну, во-первых, я очень древний уже, во-вторых, я-то, в общем-то, всё время в критиках, потому что в постсоветские времена бал правят люди, которых я за людей не очень считаю.

— Есть ли что-то, что вы можете назвать своим наследием? То, чем вы гордитесь, то, что вы совершили в своей жизни?

— Я горжусь теми несколькими тысячами студентов, которые в значительной степени прошли через мои руки. И даже сегодня, когда я в общем-то уже почти ослепший, оглохший, древний человек, еще, слава Богу, имею возможность студентам кое-что хорошее дать. И, действительно, толковые студенты выходят. Далеко не все, но огромная масса толковых. Я горжусь тем, что я причастен к тому, что в стране, по крайней мере, несколько тысяч человек, которые, которые будут очень толково работать.

ЧИТАТЬ  5 малых городов Самарской области смогут принять участие в конкурсе проектов по благоустройству

Вот как описывает биографию Евгения Молевича Наталья Авдошина, доцент кафедры социологии и культурологии Самарского университета (приводится с сокращениями).

Евгений Фомич Молевич родился 25 апреля 1931 года в Москве. Отец его, ранее работавший токарем на заводе, к тому моменту перешёл на службу в органы госбезопасности. Мать работала машинисткой в учреждении. Перед Великой Отечественной войной отца вместе с семьёй направили на работу в Орёл в качестве прокурора области. В войну он был военным прокурором бригады, дважды был ранен. В 1941 году, когда немецкие войска подошли к Орлу, Евгения с матерью эвакуировали в Казахстан, куда после окончания войны вернулся отец. В 1949 году Евгений окончил школу в Алма-Ате, там же поступил на философский факультет университета. Активно занимался комсомольской работой.

По окончании университета в 1954 году был направлен на комсомольскую работу в зону освоения целины в Семипалатинскую область, где в то время жило и работало много ссыльных и эвакуированных учёных самого разного профиля.  Молевич контролировал их по комсомольско-партийной линии, а они занимались его естественнонаучным образованием.

Проработав до 28 лет секретарём по идеологии Семипалатинского обкома комсомола, Евгений Фомич перешёл на преподавательскую работу. Преподавал философию, диалектический материализм, философские вопросы естествознания в Семипалатинском медицинском институте. Затем переехал в Свердловск, поступил в заочную аспирантуру, преподавательскую деятельность продолжил на кафедре философии Уральского университета, которую возглавлял известный учёный, будущий академик М.Н. Руткевич. Будучи по специальности физиком, М.Н. Руткевич всю жизнь специализировался по философским вопросам естествознания. Под его руководством Е.Ф. Молевич подготовил и успешно защитил кандидатскую диссертацию по философии «Круговорот и движение в природе», в которой наряду с философским отразилось его естественнонаучное мировоззрение, заложенное ссыльными учёными в Семипалатинске. Вместе с М.Н. Руткевичем Е.Ф. Молевич опроверг закон отрицания отрицания – один из главных законов диалектики, до того времени существовавший. 

Когда в 50-е годы в стране была восстановлена социология, М.Н. Руткевич одним из первых переключился на освоение этой новой области знания и открыл на кафедре философии Уральского университета вторую в стране социологическую лабораторию. Затем здесь же был открыт философский факультет, заместителем декана которого назначили Е.Ф. Молевича.

Параллельно с организационной работой по становлению факультета Евгений Фомич серьёзно занимался научной работой, опубликовав ряд статей в центральных журналах, что принесло ему широкую известность в научных и партийных кругах. Благодаря этому в 1967 году его приглашают в Куйбышев заведовать кафедрой философии Куйбышевского политехнического института, которая была опорной для Самарской области. Причём приглашение поступило непосредственно от первого секретаря обкома партии В.П. Орлова.

С весны 1968 года Е.Ф. Молевич работает в Куйбышеве и через полгода получает новое поручение от обкома партии — начать серьёзную социологическую работу. Он организует и становится первым научным руководителем первой в Поволжье вузовской научной лаборатории социологических исследований. В 1972 году он переходит на работу в недавно созданный Куйбышевский государственный университет, а в 1974 году туда по рекомендации обкома партии переводят социологическую лабораторию, которую на тот момент времени уже возглавлял Б.Г. Тукумцев. Социологическая лаборатория провела десятки исследований на промышленных предприятиях Самарской области и стала в стране одним из главных центров по развитию социологии труда, весьма востребованной в тот период времени. Наиболее крупным заказчиком исследований был «АВТОВАЗ», для которого был составлен первый в его истории план социального развития. В этот период времени Е.Ф. Молевич становится членом Президиума Всесоюзного социологического общества, его имя приобретает всесоюзную известность.

В 1979 году Е.Ф. Молевич защитил докторскую диссертацию по философским вопросам естествознания в Ленинградском университете, оставаясь верным своему главному на тот период времени научному интересу. Но масштаб личности Е.Ф. Молевича не ограничивается наукой и преподаванием. Он становится ярким общественным и публичным деятелем, для которого молодёжная аудитория имеет особое значение. На базе Куйбышевского Дома молодёжи он организует дискуссионный клуб, где обсуждает с молодёжью города самые острые и животрепещущие проблемы. Дискуссионный клуб был невероятно популярен в городе на протяжении ряда лет. Профессор Молевич вёл большую просветительскую работу в рамках общества «Знание», вместе с коллегами он объехал десятки сёл, деревень и городов Самарской области с лекциям на научные и социально-политические темы. Его лекции становились ярким событием в жизни слушавших его людей.

Одна из наиболее ярких черт Евгения Молевича – невероятное чутьё на всё новое, что неизменно станет успешным и перспективным. Так, в 1989 году в стране постановлением ЦК КПСС восстанавливается специальность «социология», и в Куйбышевском государственном университете по инициативе Е.Ф. Молевича на историческом факультете открывается отделение социологии, которое в 1993 году было преобразовано в социологический факультет. 

Источник: https://tvsamara.ru/news/evgeniyu-molevichu-90/

ЧИТАТЬ  Где в Самарской области 268 жителей заболели коронавирусом
Оцените статью
Samara Times - городской вестник
Добавить комментарий